Акула и лифт

 

Глеб - красивый восьмилетний мальчик из приличной семьи. Он учится в хорошей школе, занимается в интересных кружках и секциях. У Глеба развитая речь, богатое воображение и любящие родители. Но почему-то не складываются отношения в школе с одноклассниками. Глеб не знает, как подружиться с другими детьми, как заинтересовать их. Он расстраивается, родители переживают. С этим запросом они приходят ко мне.


Мы играем, рисуем, разговариваем. Разыгрываем разные ситуации, обсуждаем происходящее в школе. Глеб сообразительный и тонкий, он сам делает выводы и пробует новые способы. Обстановка в школе потихоньку начинает меняться, наша работа с запросом подходит к концу, но для меня остаётся непрояснённой одна тема.

 

Во всех наших играх, особенно активных (насколько позволяет активничать мой маленький кабинет) заметно сдерживание, осторожность Глеба. Он вроде шустрый, подвижный, и при этом слишком опасливый, часто останавливающийся. Это проявляется и в играх, и в общении. Непонятное пока для меня сочетание.


И вот на одном из занятий я предлагаю новую игру. Это приключения на море и встреча с акулой. И три варианта реакции на эту акулу - бегство, борьба и замирание. В такой игре часто становится понятно, какая именно стратегия реакции на стресс преобладает у клиента, а какая остаётся остановленной, незавершённой.

Замирал Глеб хорошо, бил акулу с удовольствием. А вот когда была ситуация бегства, он сперва было побежал, а потом остановился: "У меня астма, мне нельзя бегать, а то я умру". Я знала про астму, но не знала про такую установку. А акула не ждёт. И я ответила: "Сейчас можно. А если не убежишь от акулы, то она тебя съест и тогда ты точно умрёшь". И мальчик побежал (мы в кабинете кругами да на месте бегаем). И так лихо, так быстро, так легко! 

Убежал, и сразу столько сил прибавилось, и радости. Тогда Глеб станцевал победный танец и говорит: "Вот ведь! И астма, и акула нипочём!"

А на встрече с мамой выяснилось, что у истории про бегство от акулы есть предисловие и эпилог.


Я рассказала ей про акулу, как трудно было побежать, но потом получилось.
А мама рассказала мне,что когда Глебу было 2 года, он убежал от папы и забежал в лифт, а лифт закрылся и поехал, а папа не успел. И мальчик до высокого этажа ехал один. После этого он ужасно боялся лифтов и бегать тоже не любил, но мама одно с другим не связывала. А после нашего занятия сын предложил ей поехать на лифте и сказал "теперь я не боюсь".


Мама не знала, с чем это связано, а я не знала про лифт. Но история завершилась. Глеб перестал себя останавливать, реакция бегства завершилась, и появились силы на другие дела и свершения.

Это очень интересный факт при телесной работе с травмой - совсем не обязательно искать и воспроизводить именно ту, первичную травмирующую ситуацию (да это и нереально чаще всего). Симптом гуляет, перемещается, и страх лифта оказалось возможным проработать и завершить в игре про акулу, убежав от которой, мальчик завершил реальную ситуацию бегства из своего раннего детского опыта.