Май 2015

 

Харпер Ли. Убить пересмешника.

Не знаю, как вышло, что прочитала я эту книгу только сейчас. А знакома ведь с ней с раннего детства - была она в родительской библиотеке, смотрела на меня с полки и пугала своим названием. Я представляла себе какого-то неприятного клоуна, которого нужно убить, и опасалась выяснять подробности (хотя страшные книги любила). Ну вот и проопасалась почти до полтинника, теперь-то уже никакие клоуны не страшны. И оказалась очарована.

Чистая, честная, добрая, мудрая, красивая книга.

Пыталась расшифровать, пояснить впечатления, сказать о том, как здорово переданы события, увиденные глазами семи-восьмилетней девочки, когда нет ещё предубеждений, нет установок, и всё постигается на собственном опыте, и любовь отца безусловна, а собственная роль в семье понятна. Но это какие-то заезженные и взрослые слова.

Читайте, если ещё не прочитали. Не бойтесь! ;)

 

Джеффри Евгенидис. А порою очень грустны.

Замечательный рассказчик Евгенидис, убеждаюсь в третий раз. Стиль романа, его построение, сюжет, описания - всё превосходно. Все герои живые, настоящие, все события - реальные, честные. Прожила вместе с ними несколько их лет, жалко было расставаться, и в то же время понятно было, что да, конец истории, пора.

Очень хорошо описано биполярное расстройство - и начало, и развитие, и обе фазы, и реакции окружающих, и страдания близких, и ощущения самого больного.

Да всё хорошо описано, от первой до последней строчки.

Единственное недоумение - почему в переводе роман стал называться "А порою очень грустны" вместо "Матримониального сюжета", как в оригинале? Зачем было менять, тем более, что авторское название понятно и оправдано сюжетом романа? Не понимаю.

 

Четыре звезды:

Гай Давенпорт. Собака Перголези.

Сборник прекрасных эссе талантливого рассказчика Давенпорта. Многие из них на темы, о которых я думала, которыми интересовалась, но не с кем было обсудить, не у кого спросить. О других я вообще ничего не знала (как, например, о собаке Перголезе, такой стыд! ;)), но теперь знаю и рада этому знанию.

А вообще читаю таких авторов, как Давенпорт, и понимаю - жить интересно, и находок ещё будет много, только не ленись искать.

 

Жан Рэй. Город великого страха.

Милая, уютная, добротная, стильная детективная история с мистическим зачином. Все герои на своих местах, отлично играют свои роли, читать большое удовольствие.

 

Три:

Себастьян Фитцек. Терапия.

Триллер, да. Загадки, интрига, напряжение. Довольно скоро несостыковки стали бросаться в глаза и рабочая гипотеза "кто виноват" переросла в убеждённость. Тем не менее, читать было интересно до самого конца. Приятно ж порадоваться своей проницательности аж два раза.

Я не знаю, существует ли у детективщиков и триллеристов табель о рангах. Но мне кажется, что сумасшедший герой - это не высший класс. Многое можно свалить на безумие, не обязательно сводить концы с концами, стараться понять и объяснить логику поведения, как в старом добром классическом детективе. Больной же, что с него возьмёшь, мало ли какие фантазии в бреду появятся, какие голоса услышатся. Зато какое развитие сюжета!

 

Дэвид Амброуз. Суеверие.

Нестрашная страшилка о том, что, пока вы вглядываетесь в бездну, бездна уже вызнала пароли к вашим банковским аккаунтам, пин-коды ваших кредиток и заканчивает переоформление вашей недвижимости на своё имя. А чё, сами подставились.

 

Новая для меня беззвёздочная категория - это книга, про которую я понимаю, что она хороша, непроста, важна, но, видимо, не для меня. Я её важность только по каким-то косвенным признакам могу оценить, я в неё не влюбилась.

 

Это Томас Пинчон. Выкрикивается лот 49.

О, как долго я читала эту книгу. Несколько месяцев, а может, лет, а возможно, всю жизнь. Я не знала о ней, а она преследовала меня, гнала по всей Калифорнии с севера на юг, пряталась за секвойями парка Золотые ворота в Сан Франциско заставила без остановки проскочить Лос Анджелес , изрядно погоняла по улицам Сан Диего (зачем? За кем мы бежали? От кого спасались?) И при этом не было прочитано ни одной страницы, не было выкурено ни одной сигареты, не было съедено ни одной таблетки (кроме маалокса после плотного обеда в той странной забегаловке на границе с Невадой, но он ведь не в счёт, да?)

В общем, влияние оказала, смысл остался недоступен, но кто сказал, что дело в смысле?

 

 

Не понравилось:

Глен Хиршберг. Два Сэма. Истории о призраках.

Честно пыталась вчитаться, вжиться и проникнуться, и мне это даже почти удалось. Все эти полутона, темнеющее небо, холодеющая земля, ускользающие смыслы - я находила им оправдание, я видела (старалась видеть) авторский стиль и замысел. Но Холокост и мёртвые младенцы меня добили, я не хочу разбираться с замыслами и стилями, я не хочу с подачи автора смотреть в бездну. Я в неё уже смотрела, и я помню ответный взгляд. Это не развлекает.


 

 

Объявления

 

Очный приём на Тенерифе до 1 мая.

Очный приём в Хельсинки с 14 мая.

 

05.03.2018 добавлена новая статья "Я - остров".

17.03.2018 добавлено новое описание случаев "С другой стороны".